v_gaevskiy (v_gaevskiy) wrote,
v_gaevskiy
v_gaevskiy

Случай из жизни трейдера (11)

В.В.Гаевский, «Случай из жизни трейдера». Продолжение. Начало здесь.

Чувствую, что надо брать «Газ» на все. Ниже в ближайшее время цена не будет. С такими мыслями я ложусь спать. Однако просыпаюсь от какого-то толчка, словно кровать подбросили вверх, и вижу мелькание цифр: 210, 230, 250, 270, 290, а потом я засыпаю и вижу удивительный сон. Будто бы на улице зима, метель, валит снег и ничего не видно, а потом откуда-то выплывает огромное-преогромное солнце и съедает снег. Становится тепло, и я вижу море, пальмы и желтый песок.

Просыпаюсь. Я помню сон, но он непонятен. Что же могли означать цвета? Итак, сначала я подумаю о белом цвете. Это цвет снега. Затем в фокус моего внимания попадает голубой – цвет моря и неба, потом зеленый и, наконец, желтый. Что-то здесь зашифровано... Мир вокруг нас полон информации, однако мы не умеем ее читать. Чувствую, что сон позитивен. Смотрю на часы. Ба! Да рынок пятнадцать минут назад как открылся. «Проспал, разгильдяй, – я начинаю себя ругать и быстро включаю компьютер, а там Газ уже торгуется по двести десять рублей. – Нужно звонить Надьке». Набираю ее номер телефона:

– Надежда, срочно докупай Газ в рынок, и, притом на все деньги!


– А что случилось?

– Ничего не случилось, но Газ немедленно надо купить.

– Вчера утром цена была двести пять рублей, на пять рублей ниже сегодняшней, и вы мне ничего не говорили о том, что надо покупать. А теперь, когда он стал дороже, вы требуете его брать. Я что-то не вижу здесь логики.

– А логика здесь простая. Бумагу надо покупать тогда, когда она растет, а не тогда, когда она падает. Я вам это уже говорил. Хватит разговаривать, покупайте немедленно.

Она отвечает довольно неохотно:

– Хорошо.

Проходит несколько часов. Надежда не перезванивает. Мне непонятно, купила она, или же не купила? «Как тяжело с этими тетками, ни хрена не понимают в торговле, – думаю я про себя. – Вопросы задают, логику включают, а зачем? Им говорят купить, значит, надо купить». Звоню ученице сам:

– Надежда, вы купили Газа, как я просил?

– Да, купила. По двести двенадцать рублей. Пятьдесят тысяч акций.

– А что так высоко? Ведь в течение последнего часа мы видели цены и по двести десять рублей!

– Да, это так, но меня мучили сомнения – покупать, или не покупать.

– А зачем же тогда вы попросили меня вам помогать? – я начинаю раздражаться. – Цена вопроса – сто тысяч рублей, я вижу, они у вас лишние?

Надежда ничего не ответила.

Наступил новый день. Опять торги, опять открытие… «Газ», который мы полюбили как отца родного, торгуется по цене двести семнадцать-двести двадцать рублей. «Ай да Володя, ай да молодец, – думаю я про себя. – Все-таки успел купить Газку задешево».

В последующие дни «Газ» пер вверх и только вверх. Цена доходила до двухсот сорока рублей. Но потом она налетела как бы на каменную стену и пошла вниз. Раз, два, три – и вот, я вижу уже совсем другие цены. В окне котировок замелькали цифры 238, 237… и даже ниже. Звоню своей ученице:

– Надежда, цена начинает сползать. Предлагаю на этих ценах закрыть часть покупки…

– Какую?

– Ну, скажем, сто тридцать тысяч акций, которые мы купили по цене ниже, чем двести тридцать восемь рублей. Если цена упадет, так мы опять купим весь объем.

– Владимир, – с раздражением отвечает Надежда. – Что вы мне предлагаете, ведь цена еще не дошла до трехсот рублей, как я планировала!

Я говорю ей в ответ:

– А если цена опять начнет падать, то мы закроем часть позиции и опять купим, ниже.

– А если цена уйдет выше?

– То будем ждать уровня в триста рублей.

– Владимир, но акций у нас будет на сто тридцать тысяч меньше. Значит, мы получим меньшую прибыль.

– Да, но помните, что мы брали их по двести десять рублей! – парирую я.

– Нет, – решительно говорит Надежда, – так мы делать не будем. Нужно ждать цену в триста.

Слежу за рынком. Цена действительно отошла вниз до отметки в двести тридцать четыре рубля. Я нервно рассуждал: «Вот послушалась бы меня тетка, имела бы прибыль в полмиллиона рублей, а теперь что? Жди теперь, когда Газ начнет расти».

На следующий день началось что-то страшное. Открытие по акциям «Газпрома» –двести тридцать восемь рублей. Затем цена срывается с катушек и резко уходит вверх, к уровню в двести сорок восемь. Движняк не прекращался, акции «Газпрома» брали и брали, брали и брали. «А Надька оказалась права, – думал я про себя. – Действительно, зачем было дергаться? А если бы мы сделали, как я предлагал, то есть, закрыли бы позицию, а цены бы не упали, то тогда Надька, наверное бы меня убила». Ближе к обеду телефонный звонок:

– Владимир, как видите, я была права.

– Конечно, вы всегда правы, но и я тоже был немного прав, ведь перед началом роста цена упала на целых четыре рубля.

– Приезжайте ко мне, – вдруг выдает она без паузы и без лишних слов. – Я хочу вас видеть.

– Прямо сейчас? – переспрашиваю я, предполагая, что она ответит «На днях», либо еще чего-нибудь такое, что обычно говорят женщины ее возраста.

– Прямо сейчас. Можете взять такси, я оплачу.

– Но сегодня пятница и у меня через два часа лекция в компании Феко.

– Да шут с ней, с этой лекцией… Придумайте что-нибудь. Приезжайте, я буду вас ждать… Пожалуйста, приезжайте, я давно вас не видела.

И вот я уже в пути. Я попросил прочитать лекцию Костю, который не отказал и заменил меня в острый момент жизни.

Итак, я опять в ее однокомнатной квартире в «доме на ножках». Все тот же большой кожаный угловой диван с большим количеством маленьких подушечек, огромный телевизор с умопомрачительной диагональю, под ним большой панцирь океанской черепахи. Тот же застекленный шкаф с разнообразными статуэтками из кости, из красного, черного, сандалового дерева… Одним словом, интерьер не изменился. В аквариуме резвятся рыбки. Они пытаются поймать лучик солнца, который падает на аквариум и на хрустальные бокалы…

Надежда встречает меня довольно радушно:

– Ну что, садись… Коньяку маханешь?

– Да я сейчас не пью, – выдавил я из себя шаблонную фразу.

– Что это с тобой, никак заболел? Брось всю эту ерунду… У меня отличный французский коньяк, подлинный, не то, что здесь в Москве. У вас тут сплошное говно продают.

«Так, – думаю я про себя. – Значит, в Москве – это у нас. А где тогда это у вас? В Лондоне, что ли»?

Я говорю очень спокойно:

– Ну ладно, давай выпьем.

Выпили. Коньяк отменный, мягкий, приятный, пошел по жилам горячей волной. Надежда спрашивает:

– Еще?

– Давай!

– Ну, как там рынок? – спросила она, держа рюмку коньяка за тонкую ножку.

– Давай посмотрим.

Включает компьютер, а связи с Интернетом нет. Надька реагирует бурно:

– Вот, говенная Москва, даже цены посмотреть не можем.

– Я набираю номер компании «Феко»:

– Сколько стоит Газпром?

Брокер сообщает мне котировки. Я говорю Надежде:

– Отвечают, что Газ торгуется по двести пятьдесят три рубля шестьдесят копеек.

Надька захлопала в ладоши:

– Я знала, что Газ поднимется!

– Может, по этой цене закроемся? – предложил я. – У тебя же хорошая прибыль!

– Нет, нет, и еще раз нет, – отвечает она очень жестко. – Будем закрываться по триста рублей. Ведь Газ развернулся вверх, на хера нам его закрывать? Не забывай, Володя, что мы с тобой полтора месяца стояли в убытках. Я уверена, что цена будет выше трехсот рублей.

– Откуда такая уверенность?

– Ну, как бы это сказать… Есть у меня один источник, – и она усмехнулась.

Я про себя подумал, «Да, у богатых, наверное, есть какие-то свои источники ценной информации».

– Еще по одной? – продолжает неугомонная Надька.

– Ну, давай еще по одной.


Продолжение

Понравилось? Поделись с друзьями! Поставь ссылку на http://v-gaevskiy.livejournal.com/

Tags: случай из жизни трейдера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment