v_gaevskiy (v_gaevskiy) wrote,
v_gaevskiy
v_gaevskiy

Categories:

Случай из жизни трейдера (12)

В.В.Гаевский, «Случай из жизни трейдера». Продолжение. Начало здесь.

Выпили. Закусили маслинами. Надька сбегала на кухню, принесла несколько бутербродов с севрюгой. Выпили еще, закусили. Моя ученица спрашивает:

– Вкусно?

– Вкусно, – отвечаю я.

– Тогда давай еще по одной.

– Но ты уже не в форме.

– Херня, давай еще.

Маханули, и тут началось интересное кино. Надька, сидя ко мне в пол-оборота, начала стаскивать с себя кофту:

– Уф, жарко, – объясняет она.


Я вижу ее огромные сиськи под красным лифчиком, округлые плечи, курчавые волосы подмышками, ощущаю запах ее пота, смешанный с дезодорантом. Затем она начинает стаскивать с себя юбку. Юбка заворачивается у нее на талии узлом, и слезать не хочет.

Я думаю про себя:

«Вот, юбка закрутилась узлом. Наверняка, моя жизнь сейчас вот так же закрутится… Надо вспомнить, какие узлы мы изучали в мореходке? Ага, вспоминаю… Беседочный, двойной беседочный, боцманский, брамштоковый, буйрепный, выбленочный, калмыцкий… Вот, например, беседочный двойной. Это незатягивающийся узел в виде двух петель, служащий для подъема человека на мачту, при этом одна петля служит сиденьем, а другая охватывает туловище, – вызубренные сорок лет назад формулировки начали всплывать в сознании. – Хорошо, еще, если меня обвяжут таким вот беседочным узлом, это еще ничего, он незатягивающийся. Подумаешь, поднимут на мачту… А вот, если сдавят горло калмыцким, то это конец…»

Я пытаюсь остановить Надьку, но не тут-то было. Она с остервенением срывает юбку, и я вижу ее крупные ляжки и большую жопу. Хотя многие предпочитают заменять такие слова эвфемизмами, но я не из таких. Какие тут эвфемизмы? Слова «жопа» я не боюсь. Итак, я вижу большую, крепкую женскую жопу в каких-то немыслимо ярких трусах. Надька поворачивается ко мне и быстро расстегивает лифчик. Я пытаюсь встать, но ее сиськи уже лежат у меня на лице, а ее рука сжимает мою промежность. Еще мгновение и ее пальцы шевелят мой взбухающий член. Вот так! Что делать? А делать нечего. «Снегопад, снегопад, – промелькнуло в голове. – Если женщина хочет…».

С ее стороны все произошло быстро и агрессивно. Потом она курила, сидя рядом со мной. Халат, который она надела на себя, все время расстегивался. Она что-то говорила. Я ее не слушал, а только глушил коньяк. В девять часов вечера я сказал, что мне пора идти домой. Надька встала с дивана, поправила прическу и с улыбкой спросила.

– А что, Владимир, разве я тебе не понравилась?

Я отвечаю слабым голосом:

– Понравилась, но мне надо идти домой.

– Но, если я тебе понравилась, разве ты меня не хочешь? Разве ты не хочешь женщину, которая только-только распалилась?

Я опять ей мямлю:

– Все было замечательно, но время идти домой.

Она садится ко мне на колени и начинает меня облизывать. Ее рука опять у меня между ног, но в этот раз я устоял и потихонечку, помаленечку, бочком выскользнул из квартиры.

Прошла неделя, на рынке было затишье, и цены вяло колебались в небольшом диапазоне. Надьке я не звонил, потому что не было повода, и она тоже притаилась. Проходит еще неделя. «Газ», да и весь фондовый рынок просто замер. Цена на акции «голубого гиганта» та же, что и две недели назад – двести пятьдесят три рубля.

В отношениях с Надеждой начинает складываться дурацкая ситуация. Вроде бы надо позвонить, потому что между нами что-то было. Кроме того, я как бы ее управляющий, и когда идет сильное движение по бумагам, либо когда надо закрывать позицию, я должен звонить, а ни того, ни другого условия нет. Разредила ситуацию сама Надежда. Поздно вечером раздается звонок:

– Владимир, привет! Как дела? Куда вы пропали?

– Да никуда я не пропал. Я здесь, в Москве.

– А мне показалось, что вы испугались меня и уехали в какой-то другой город.

– Да что вы, Надежда! Зачем мне вас пугаться и ехать куда-то? Все в порядке. Вы все еще находитесь в Газе?

– Да. Цену в триста рублей он еще не показал. Ваше мнение, когда опять начнется рост?

– Я не знаю… Это может быть завтра, или придется подождать месяц. Пока на рынке идет консолидация цен на текущем уровне. Обычно она кончается сильным движением.

– Хорошо, а если так, то, что же вы задаете мне дурацкий вопрос о моей позиции? Ведь вы сами прекрасно видите, что на рынке идет консолидация! Будем ждать цену в триста рублей. Да, вот что, чуть не забыла… У меня к вам опять серьезный разговор.

– Когда мы встретимся?

– Да, когда хотите, хоть завтра.

– Но завтра днем у меня ученик, – я как бы выстраивал перед ней свою занятость. – А вечером лекция.

– Ну, смотрите… Как будет время, так приезжайте. Но не затягивайте, это для меня очень важно.

«Ей это очень важно, а как у меня распланировано время, или, какое у меня настроение, так это ей не важно» – время от времени у меня начинала закипать ненависть на буржуев:

«Ну вот, смотрю я на Надьку… И что в ней есть такое, что она владеет десятью миллионами долларов? Что в ней есть особо выдающегося? Обычная баба, со своими заморочками… Да таких женщин на просторах России миллионы. Но почему у нее есть серьезные деньги, а у других серьезных денег нет и, видимо, не будет никогда? Что эти надьки ближе к Богу, что ли? В чем их заслуга перед мировым мирозданием? Ну, кто они такие, почему у них все есть, а у нас ничего нет? Вы задумайтесь на минуточку... Десять миллионов долларов в американской валюте. Вы хоть себе представляете, как они выглядят? Что такое десять миллионов долларов? Это резанная, цветная бумага на сто кило. Также это возможность купить либо тысячу роскошных шуб, либо четыреста автомобилей «Форд Фокус», либо несколько суперквартир площадью не менее двухсот квадратных метров каждая в престижных районах Москвы».

Прошла неделя, звонить Надежде почему-то не хотелось. И не потому что я чего- то смущался или чего-то боялся… Ничего меня в Надьке не смущало и ничего не волновало, просто она богатая тетка, и этим все сказано.

«Хрен знает, – размышлял я, – что она выкинет в следующий раз? Миллионы долларов на счете делают людей свободными в своих поступках, но, в то же время, они делают людей более развязанными, циничными и наглыми».

Время от времени я ловил себя на мысли, что надо бы ей позвонить, потому что у нее был ко мне какой-то очередной «серьезный разговор». Не выдержал, позвонил. Это было уже начало июня. В телефонной трубке знакомый голос:

– А, Владимир, рада… Очень рада тебя слышать. Ты мне очень, очень нужен. Нам надо обсудить одну очень важную проблему. Давай, дуй ко мне прямо сейчас.

– Но сейчас я должен идти к теще.

– Кончай с этими тещами, давай приезжай. Дорогу помнишь?

– Помню.

– Ну, так давай, я жду.

Я приезжаю к ней через час с небольшим. Тот же подъезд, тот же этаж, та же квартира и та же Надька. Накрашенная, в домашнем халате, слегка датая. Открывает стальную дверь:

– Заходи!

Захожу.

– Выпить хочешь?

– Давай.

– Но у меня сегодня только виски.

– Виски? Это тоже хорошо.

Она достает бутылку, рюмки, начинает наливать.

– О, Чивас Ригал, – говорю я, – отличное виски. Этот напиток пьют из больших стаканов, наливая всего на два пальца, чтобы вискарь окислился воздухом, находящимся в стакане. В этом состоит важная особенность потребления данного продукта. Не я это придумал, а родоначальники этого алкоголя – шотландцы.

Надежда тут же убирает рюмки и приносит стаканы, наливает мне и себе «на два пальца», причем себе пытается налить какой-то сок. Я ее останавливаю.

– Виски, Надежда, пьют напрямую, без всяких смешиваний.

Смотрю, она меня послушалась, отставила сок. Мы маханули вискаря, заели сушеным инжиром. Сидим все на том же кожаном диване. Хорошо. Солнце играет теплыми лучами в огромном аквариуме, рыбки стремительно гоняются за отблесками этих лучей. Тишина. Вискарь растекается по жилам. Надежда снова наливает, наклоняется ко мне, чтобы чокнуться стаканами. Ее халат распахивается, под ним ничего нет. Выпирает ее голый живот и мохнатый бугорок. Чокнулись, выпили.

– Ты меня хочешь? – медленно выдавливает она из себя.

– У тебя, помню, ко мне был серьезный разговор, – угрюмо отвечаю я.

– Да был, – говорит она несколько раздраженно.

Надежда немного помолчала, потом налила виски, причем только себе, задумалась и встряхнула головой:

– Я хочу сделать тебе одно предложение, – она отпила немного из стакана и начала медленно говорить. – Это предложение заключается в следующем.

Потом последовала долгая пауза. Я ей говорю:

– Да, я внимательно слушаю.

А сам думаю: «Сейчас что-нибудь брякнет. Им, миллионерам, все позволено». Я весь напрягся и сильно вспотел. Говорю ей:

– Давай еще выпьем.

Выпили. Она еще раз показала из-под халата свои стареющие прелести: сморщенный живот и обвисшие сиськи. Они выглядели как цветы, которые давно не поливали.

«Да, и миллионеры тоже подвластны старости» – промелькнуло у меня в мозгу.

– Ну и в чем вопрос? – разредил я тишину довольно резкой репликой.

– А вот в чем, – начала излагать свои мысли моя ученица. – Я вижу, ты мужик нормальный во всех отношениях, и я хочу попросить тебя поуправлять моим счетом.


Продолжение

Понравилось? Поделись с друзьями! Поставь ссылку на http://v-gaevskiy.livejournal.com/

Tags: Случай из жизни трейдера
Subscribe

  • Случай из жизни трейдера (33)

    В.В.Гаевский, «Случай из жизни трейдера». Окончание. Начало здесь. Прихожу к «боцманам» и нагло заказываю десять миллионов рублей. Валя взяла…

  • Случай из жизни трейдера (32)

    В.В.Гаевский, «Случай из жизни трейдера». Продолжение. Начало здесь. Тут аппарат выбросил выигрыш в пять тысяч пятьсот рублей. Я резко перешел на…

  • Случай из жизни трейдера (31)

    В.В.Гаевский, «Случай из жизни трейдера». Продолжение. Начало здесь. – Товарищ лейтенант, – на меня все больше и больше давила совесть. – Вы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments