v_gaevskiy (v_gaevskiy) wrote,
v_gaevskiy
v_gaevskiy

Categories:

Случай из жизни трейдера (15)

В.В.Гаевский, «Случай из жизни трейдера». Продолжение. Начало здесь.

Мне снится сон. Высокая гора. Жарко. Страна вроде Египта, и большое количество людей катят на гору огромный-преогромный шар из чистого золота. Я проснулся. К чему это может быть?

Через день «Газпром» открылся с большим ценовым разрывом вверх и стал торговаться по цене в двести девяносто один рубль. Вот, видимо, к чему был сон – к росту на фондовом рынке. На следующий день «Газпром» дошел до двухсот девяноста семи рублей, а день этот, как сейчас помню, был пятницей, а это означало, что в понедельник, скорее всего, цены будут еще выше. По опыту знаю, что торговцы, не успевшие купить растущие акции в пятницу, в понедельник пытаются наверстать упущенное.


Жена уговаривает меня поехать на дачу. Я соглашаюсь, однако уже в воскресенье я собираюсь уезжать. Жена мне говорит:

– Володя, ты устал. Посмотри, как ты выглядишь. Ты уже не отдыхал целых три года. Что, нельзя поехать домой завтра с утра? И машин будет меньше, и выспишься на свежем воздухе.

Убедила, я остался на даче до понедельника. В голову лезут мысли: «Газ с утра рванет вверх и я не смогу его закрыть, поскольку буду в дороге». Ночью спал плохо, хотя и на свежем воздухе. Ни свет, ни заря, помчался в Москву. То, что я поднялся в шесть часов утра, не помогло – недалеко от МКАДа я застрял в мрачной пробке. На Варшавском шоссе перевернулся трейлер с фруктами и забил всю проезжую часть. Одним словом, в десять часов тридцать минут – это время открытия рынка, я еще в дороге. Набираю по мобильнику номер брокерской компании «Боцман плюс», а там как всегда: «Ваш звонок очень важен для нас, оставайтесь на линии…». Энергии в телефоне ноль, я начинаю злиться на себя, на жену, на судьбу. Наконец, меня соединяют. Я почти кричу, что это счет сто сорок семь, что пароль такой-то, что договор такой-то, что это Мельникова… Тут происходит обрыв связи. Я снова набираю «боцманский» номер, там опять мне говорят о важности моего звонка, далее музыка из кинофильма «Эммануэль», наконец, я слышу в трубке голос Рыкова:

– Я вас слушаю.

– Какая цена по Газпрому?

Вадим успевает мне ответить:

– Цена триста один рубль.

Я истошно кричу:

– Продайте все в рынок!

Бац, телефон отключается, энергии нет... Однако за то время, что я разговаривал по мобильнику, пробка рассосалась. Наконец-то я въезжаю на МКАД и через пятнадцать минут я уже дома. Сразу включаю компьютер, смотрю цены. «Газпром» торгуется по двести девяносто девять рублей. Ах, черт! В голове пронеслись мысли: «Все провалил, не закрыл Надьку по триста рублей, а ведь такая цена была, вот тебе и отдых на даче, вот тебе и сон на свежем воздухе». Смотрю график движения акций: максимальная цена была триста семь рублей, а сейчас падает… Что делать? Надька не поймет, как это я проморгал цену в триста семь рублей. Принимаю волевое решение – крыть все, набираю телефон компании «Боцман плюс», говорю пароль и номер договора. На связи Рыков:

– Да слушаю.

– Продайте акции Газпрома в рынок.

– Сколько?

– Пятьдесят тысяч бумаг!

Через минуту Вадим продает весь объем по цене двести девяносто девять рублей. «Хорошо, – думаю я про себя. – Пусть хоть так, чем никак, цена близка к искомой… А то, кто знает, вдруг котировки начнут падать? Но в данном конкретном случае часть бумаг уже продана. Однако что делать дальше? Целый месяц я ждал эту цену, и вот, такой компот... Получается, все пропустил… Пропустил, или еще побьемся»? Сижу перед компьютером в страшной концентрации, боюсь даже дышать и потихоньку шепчу, как колдун: «Ну, давай Газок, давай, выпрыгни еще раз к цене в триста рублей, ну что тебе стоит»? А цена в это время болтается на уровне двухсот девяноста восьми рублей. Так проходит час, другой, третий… Время тянется очень медленно. Позвонил Костя, мой партнер:

– Как сам?

– Я? Да все нормально. Что думаешь по рынку?

– Думаю, – отвечает Константин, – что будет ход вниз. Газ будет стоить рублей двести девяноста.

«Нормально, утешил, лучше бы и не звонил, – подумал я про себя. – Так, сколько мне еще закрывать? О! Еще двести шестьдесят тысяч акций… Немало». Сбегал на кухню, нарезал колбасы и хлеба, налил чаю, перекусил и опять к экрану монитора. Смотрю внимательно в окно котировок. Вроде, «Газ» опять начал подрастать. Хорошо. «Давай, давай, – думаю про себя. – Еще хоть рублик, твою мать, очень надо, Газок, очень надо». Но «Газ» прилип к цене в двести девяносто девять рублей и пилится на этой отметке уже два часа. К закрытию рынка цена оставалась та же. За десять минут до закрытия я отвлекся на телефонный звонок, и когда снова взглянул на экран монитора, не поверил своим глазам. Цена по «Газпрому» была триста четыре рубля за акцию. Я сразу вспотел, руки, конечно, затряслись. Сразу набираю телефон «Боцмана», там опять: «Ваш звонок очень важен для нас», потом занято, а время сессии истекает, торги вот-вот закроются. Я так напрягся, что готов был выскочить из своего тела. Страшная гримаса перекосила мое лицо. Наконец, меня соединяют с брокером, и я не кричу, я просто ору:

– Продать Газ в рынок!!!

Но в этом месте я сам себе задаю вопрос: «А сколько акций продать? Вдруг завтра цена будет выше»? Вадим предельно вежлив:

– Сколько лотов?

– Мельникова, пароль такой-то, договор такой-то, – говорю я в телефонную трубку, тщетно пытаясь совладать со своими эмоциями. – Сто тысяч Газа продать в рынок!

– Хорошо, – отвечает брокер.

И тут в телефоне что-то затрещало, запищало, и связь нарушилась. Я в шоке: «Успели продать или нет? Ну, почему всегда в ответственные моменты происходит всякая фигня»? Опять набираю телефон брокера, сам весь на иголках. «Ваш звонок…». Затрахали, вашу мать, с вашим предисловием.

– Да, Рыков слушает.

– Вадим, это Мельникова, договор…

– Да я понял.

– Вадим, ты понял, что нам надо было продать сто тысяч акций Газпрома?

– Я-то понял, но объем был очень большой, торги уже заканчивались, и ваша заявка прошла частично. Так, сейчас посмотрю… Да, прошло семьдесят две тысячи пятьсот двадцать бумаг по цене триста четыре рубля и пятьдесят копеек.

– Жаль, Вадим.

– Да ладно, не расстраивайтесь, завтра цена наверняка будет выше.

– Ну, хорошо, – говорю я. – Хоть ты успокоил.

Беру калькулятор, начинаю считать. Первый раз я закрыл пятьдесят тысяч акций, второй – семьдесят две тысячи пятьсот двадцать, значит, осталось закрыть еще сто восемьдесят семь тысяч четыреста восемьдесят штук. «Значит, я продал более сорока процентов ее акций, – рассуждаю я про себя. – Хорошо… А что хорошего? Она же сказала закрыть все по триста рублей… А что если завтра цена будет ниже трехсот рублей? Да, открывать позицию тяжело, но и закрывать ее не легче. Ну, да ладно, пора идти спать. Утро вечера мудренее».

Жду завтрашнего дня. Думаю про себя: «Да ведь никто не знает, какое это будет завтра… Можем открыться резко вверх, можем по своей, а можем и резко вниз».

И вот наступает это «завтра». В голове крутятся различные варианты открытия рынка, сплошные фэнтези. Хочется, чтобы рынок открылся со страшной силой вверх, либо, на худой конец, хотя бы по своей. Торговец, у которого большая позиция, мечтает об открытии в свою сторону, но часто его мечтам не суждено сбыться. К сожалению, фондовый рынок двигается по своему сценарию.

Открытие. Смотрю на «Газпром». Ура! Он открывается по триста десять рублей и сорок копеек. В голове проносится мысль: «Ну, Володя, давай, закрывай весь Газ, вот отличная цена для фиксации прибыли». Но, вместо того, чтобы продать все в рынок по текущим ценам я что-то медлю. Перед глазами вращается число 320. «Вот, где надо закрывать весь Надькин объем» – при торговле часто так бывает, когда в голове возникает образ или цифра, которая довлеет над тобой. Что это? Наверное, вмешивается Бог.

Действительно, цена начинает резко уходить вверх. Раз, и торговля идет уже по триста двенадцать рублей. Два, и торги по «Газу» идут по триста четырнадцать, три – и я вижу цену в триста пятнадцать. «Фиксируйся, – какая-то железная спица появляется в голове, – отличная цена, чего тебе еще надо? Чего надо? А где цена в триста двадцать рублей? И, если она будет, то зачем тогда фиксироваться по цене, которая меньше на целых шесть рублей»? Такие-то мысли лезут в голову. Это, кстати говоря, еще одна сложность работы на фондовом рынке. Мои мысли – мои скакуны.


Продолжение

Понравилось? Поделись с друзьями! Поставь ссылку на http://v-gaevskiy.livejournal.com/

Tags: случай из жизни трейдера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments