v_gaevskiy (v_gaevskiy) wrote,
v_gaevskiy
v_gaevskiy

Categories:

Случай из жизни трейдера (26)

В.В.Гаевский, «Случай из жизни трейдера». Продолжение. Начало здесь.

Я вернулся домой вечером. Мои сразу с порога меня спрашивают:

– Где ты был? Мы очень волнуемся, твой телефон не отвечает.

– Все в порядке, все живы, славу Богу, чего волноваться… Я думал о том, что нам теперь делать… Поживем пока так, а там посмотрим... – как мог я попытался успокоить жену и сына.

Молча попили чай. После чая я вышел на застекленную лоджию. Я смотрел на улицу. В голову опять пришла мысль, что при игре в шахматы, если попадаешь в трудное положение, главное тянуть время, а там смотришь, твой противник грубо ошибется.

Утром следующего дня я снова поехал в центр города. Кате и Максиму сказал:

– Сидите дома. Но если вам очень сильно надоест, то сходите погулять в Лианозовский лес, погода все-таки хорошая. А я поехал на разведку. Телефон будет включен. Приеду вечером.


Опять иду по улицам, опять размышляю:

«Телефон включен… А чего бояться? В своем то Отечестве, как говорится? Они что, по телефону меня вычислят? Они что, по телефону меня убивать будут? – от этой мысли мне стало очень хорошо, и я начал обращать внимание на окружающий мир, на витрины магазинов, на припаркованные машины, на женщин, идущих навстречу. – Ничего, надо потерпеть, все в мире меняется, через сто лет об этом никто помнить не будет, да какой через сто, уже через пятьдесят лет все будет по-другому… Вон, пятьдесят лет назад в Кремле сидел Хрущев, на улице движение было редкое, легковых машин мало, проезд в метро стоил пятьдесят копеек, а в троллейбусе сорок. Народ был одет во все темное. Темные костюмы, темные плащи, темные пальто, на головах черные, дурацкие шляпы. Мужчины все как будто из банды Аль-Капоне. В магазинах ничего нет, прилавки пустые, а если какой товар появляется, то за ним мгновенно выстраивается огромная очередь».

Позвонил Косте. Он сообщил, что успешно провел занятие. Я его спросил:

– Меня никто не спрашивал?

– Никто. А что, тобой кто-то должен интересоваться?

– Спасибо, Константин, что выручаешь. Скоро встретимся.

Вечером я поехал домой. Вылез из машины, подхожу к Витиному дому, раздается звонок на мобильный. Я говорю:

– Але, слушаю.

В трубке молчание, затем голос Иглы:

– Ну что, еврейская морда, сбежал? Но мы, тебя, блядь, найдем. Готовься… От нас еще никто не уходил. Мы твои яйца на чугунной сковородке жарить будем. Мы…

Я отвечаю ему очень резко:

– Пошел на хер, урод! Если ты будешь меня доставать, то я всех вас сдам ментам! Понял?

Я так заорал, что на меня залаяла собака, которую прогуливала старушка. От разговора с Иглой и от собачьего лая у меня заболела голова, во рту появилась сухость. Выключив мобильный телефон, я поспешил на квартиру к Вите. Все уже были дома, ждали меня. Катя говорит:

– Ты опять не включил телефон, и мы с Максимом волнуемся…

Я ее перебиваю довольно резко:

– Я тебя прошу, оставь меня сейчас в покое, видишь, меня всего трясет… Я очень устал.

Потом я говорю ей совсем мягко:

– Катюшка, пока не спрашивай меня ни о чем.

Витя из угла кухни задает мне вопрос:

– Ты когда в милицию пойдешь? Хочешь, завтра вместе с тобой схожу?

– Вить, давай это завтра и решим.

Ночью я проснулся. Сердце стучит, будто пробежал ни один километр. Сам ни в одном глазу. Лягу и так, и сяк... Ну, не могу я спать на чужих постелях! Пошли нехорошие мысли:

«Витя прав, надо идти в милицию… А что милиция? Даже если этих арестуют, то дело до суда не дойдет… И что мне это даст? Только усугублю свою позицию. С другой стороны, так жить нельзя. А почему, собственно говоря, нельзя? Что у человека самое главное? Наверное, его жизнь, жизнь его семьи. Даже самец муравья в тяжелый момент жизни спасает свое потомство, своих детей, свою самку. Поэтому ты все сделал правильно. Да, сейчас нам живется совсем не комфортно, совсем не весело, но если бы меня убили, то моей семье было от этого лучше, что ли? Да нет, я все сделал правильно. Слава Богу, все здоровы и живы».

Так прошло дней пять. Жена два раза ездила на работу, и я ее встречал около музыкальной школы. Брал такси и увозил к Вите. Костя пока читал лекции «в одно лицо». От нечего делать я пытался помогать Вите и в его магазине, и на автомобильной стоянке, где он бал председателем, но как-то раз он мне мягко сказал, занимайся, мол, своими делами. Тогда я стал ходить в местную библиотеку и проводить в читальном зале все свое свободное время. А времени у меня теперь стало предостаточно. В библиотеке я читал все подряд: свежие газеты, журналы, книги по истории и просто художественную литературу. Так прошла еще одна неделя. Как-то раз, набрав пачку свежих газет, я пролистывал очередной номер «Коммерсанта», где на странице криминальной хроники наткнулся на следующий текст:

«Вчера вечером во вторник, на улице Зацепа сотрудниками управления по борьбе с организованной преступностью города Москвы была успешно проведена операция по ликвидации банды известного вора в законе «Кощея» (он же Петр Кожухов), неоднократно судимого за особо опасные преступления (убийства, похищения людей, вымогательства крупных сумм денег как на территории России, так и за рубежом). Его банда отличалась громкими убийствами наших соотечественников на территории Великобритании. Проводя операцию по захвату банды, сотрудники РУБОПа столкнулись с ожесточенным сопротивлением. Квартира, где скрывались преступники, была блокирована, но сдаться бандиты отказались. Учитывая особо опасный состав банды, оперативниками был открыт огонь на поражение. Из девяти человек, находившихся в квартире, было убито семеро. Это вор в законе «Кощей» (Петр Кожухов), вор в законе «Игла» (Захар Игнатьев), известный бандит «Офицер» (Сергей Прапорщиков), их подельник «Адвокат» (Иван Круглов), бандит «Водила» (Владимир Токарев), связной банды со странами Европы Владимир Соловей и их бухгалтер Авель Тараканов. Еще двое бандитов, оказавших сопротивление, были схвачены. Один из них Степан Кирсанов, секретарь шайки, в тяжелом состоянии отправлен в больницу, а личный шофер «Кощея» Геннадий Пенкин с легким огнестрельным ранением дает показания в следственном изоляторе. Среди оперативников есть раненые. В столице Великобритании – Лондоне, была проведена аналогичная операция по захвату филиала банды. Операция прошла успешно, ведется следствие».

Я стал лихорадочно перечитывать эти строки, пока перед глазами не замелькали желтые, красные, зеленые круги, лицо Надьки, лицо Степана, потом перекошенная рожа Иглы и маленькая девочка, играющая мячом на асфальте, а потом я кратковременно потерял сознание. Когда я очнулся, надо мной склонилось приятное лицо библиотекарши. Она пыталась поправить мое тело, которое сползало вниз со стула:

– Товарищ, товарищ, вы в порядке? Что с вами? Может, вызвать скорую? Отвечайте!

Она поддерживала меня обеими руками. Я ей улыбался идиотской улыбкой и шептал, что все очень хорошо. Она куда-то сбегала и принесла пузырек с корвалолом:

– Пожалуйста, выпейте вот это лекарство. Оно вам поможет.

Я выпил и стал собираться домой. Ноги были ватные, голова кружилась. Я спросил у женщины:

– Вы не дадите мне эту газету на один день?

Она медленно ответила:

– На руки газеты не выдаются, но я могу сделать ксерокс.

– Пожалуйста, сделайте копию вот этого текста, – и я вяло ткнул рукой в прочитанную мною статью.

Голова продолжала кружиться. Через пару минут работница библиотеки принесла ксерокопию, а еще через пару минут, поблагодарив женщину, я бежал домой к Вите, прихватив в магазине бутылку дорогого коньяка.

К Вите на квартиру я влетел со статьей и с бутылкой в руках, крича:

– Спасены, спасены!

Катя, как старушка, что-то вязала на кухне, посматривая телевизор. Как же за эти дни она постарела! Как-то вся сжалась, стала какая-то маленькая. Красота ее поблекла. Я кинулся к ней и стал целовать ее в щеки и в губы… Оторвавшись от жены, я закричал:

– Все кончилось, мы сейчас уезжаем домой!

Она смотрела на меня непонимающе.

– Максим, – продолжал вопить я. – Иди скорее сюда! Мы спасены, понимаешь спасены! Всех этих милиция накрыла и в Москве и в Лондоне. Ура! Я об этом только что прочитал в газете.

Катя выхватывает у меня газетный листок и, вчитываясь в каждую букву текста, замирает. Вошедший Максим пытается читать текст через руки Катерины. В это время в квартиру входит Витя. Я из кухни ему возбужденно кричу:

– Все обошлось, слышишь, все закончилось! Мы сегодня уезжаем домой.

– Что обошлось? – спрашивает Витя, входя в кухню.

Катя, отложив газету, начинает беззвучно плакать. По ее щекам текут слезы. Я обнимаю ее, глажу рукой ее нежные волосы:

– Ну, успокойся… Все хорошо, все живы, все дальше устроится… Ну, это жизнь, ну так получилось… Ну, не надо…

И незаметно для себя тоже начинаю плакать. Одним словом картина из итальянского кино шестидесятых годов. Витя, прочитав статью, внимательно посмотрел на меня и спросил:

– Это точно они?

– Да, Вить, точно. Я их клички и род деятельности изучил очень хорошо.

Затем я как-то неловко достал из целлофанового пакета бутылку коньяка и молча начал наливать всем, даже Максиму. Закончив эту процедуру, я обвел всех присутствующих сумасшедшим взглядом, и тяжело сказал:

– Это дело обмыть надо.

Выпили молча. Потом еще выпили.

– Сегодня поедете? – спросил Витя.

– Да, сегодня.

– Может, завтра с утра?

Я посмотрел на Катю:

– Нет, сегодня, прямо сейчас.

– Как же мы поедем? – всплеснула руками жена. – Ты же выпил!

– Да, выпил, но сейчас мы поедем на такси, а машину я заберу через два дня. Собирайтесь.

Через час мы уже ехали домой через Алтуфьевское шоссе, через МКАД и через Гольяново… В машине было тепло и уютно, звучала приятная музыка.

Приехали – квартира в запустении. Цветы не политы, стали засыхать. Везде пыль, в каждом уголке квартиры чувствуется отсутствие хозяев, хотя прошло всего-то чуть более двух недель. Начали убираться. Максим сразу схватился за телефон, звонит своим друзьям:

– Але! Да! Я завтра в колледж приду. Что? Не слышу… Да, у нас в семье были важные дела.

Все обрадовались, что вернулись домой. Даже кошка заурчала, начала тереться о мебель, о косяки дверей, стала по-хозяйски обходить все углы квартиры. Мне показалось, что она начала проверять, все ли лежит на месте.

На следующий день Максим пошел в колледж, а Катя в свою музыкальную школу. Я тоже вышел из дома – пошел гулять по Измайловскому лесу.

«Хорошо, когда у тебя есть семья, когда есть теплая, уютная квартира, когда есть покой и размеренная жизнь…»

Глубоко вздохнув морозный воздух, я довольно бодро зашагал по лесной дорожке, внутренне улыбаясь себе. Ни тебе Надьки, ни тебе бандитов… Правда, Надежду жалко.


Продолжение

Зайдите сюда чтобы найти еще много интересных блогов о трейдинге.

Tags: случай из жизни трейдера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments